ЗОЖНИК
05.05.2015 00:00

Творить добро — это марафон, а не спринт

История ливанской бегуньи, которую сбил автобус.


0:12

Я родилась в Ливане, и я верю, что бег может изменить мир. Я знаю, то, что я сказала, совсем не очевидно.

0:23

Однажды Ливан был полностью разрушен как страна долгой и кровавой гражданской войной. Понятия не имею, почему мы называем войну гражданской, когда в ней нет ничего гражданского. На севере страны — Сирия, на юге — Израиль и Палестина, а наше правительство до сих пор разделено и нестабильно. Годами наша страна была разделена между политикой и религией. Тем не менее раз в году мы действительно объединяемся ради того, чтобы прошёл марафон.

1:06

Когда-то я была бегуньей. Бег на длинные дистанции не только улучшал моё здоровье, но и помогал мне медитировать и мечтать о большем. Чем длиннее была дистанция, тем грандиознее становились мои мечты, но в одно роковое утро во время тренировки меня сбил автобус. Я была при смерти, находилась в коме и провела в госпитале почти 2 года. Пришлось сделать 36 операций, чтобы я снова смогла ходить.

1:46

Как только я вышла из комы, я поняла, что никогда больше не буду бегуньей как раньше, поэтому я решила, что если не могу бегать сама, то хочу убедиться, что другие могут. Пока я лежала на больничной койке, мой муж стал делать заметки, и спустя несколько месяцев родилась идея марафона.

2:14

Организовать марафон после произошедшего, пожалуй, звучит странно, но даже в то время, когда я находилась в том плачевном состоянии, я продолжала мечтать. Мне нужно было что-то, что заставило бы меня забыть про боль, цель, к которой бы я шла. Я не хотела жалеть себя, не хотела, чтобы меня жалели другие; я думала, что, организовав марафон, я смогу поблагодарить общество, построить мосты с внешним миром и пригласить бегунов в Ливан принять участие в марафоне под девизом мира. Организовать марафон в Ливане — совершенно не то, что организовать его в Нью-Йорке. Как бы вы представили подобную идею в стране, которая постоянно находится на грани войны? Как бы вы попросили тех, кто воевал и убивал друг друга, прийти и пробежать марафон вместе? Более того, как бы вы убедили людей пробежать 42 километра, если они даже не знакомы со словом «марафон»? Нам пришлось начинать с нуля.

3:34

В течение 2 лет мы ездили по стране и даже посещали отдалённые деревни. Я лично знакомилась с людьми из совершенно разных слоёв общества — с мэрами, представителями НПО, школьниками, политиками, военными, людьми из мечетей, церквей, с президентом и даже домохозяйками. Я поняла одно: пока вы говорите, люди верят вам. Многих тронула моя история, и они стали делиться своими. Нас объединила честность и искренность. Мы говорили друг с другом на одном языке, и так происходило от одного к другому. Как только возникало доверие, каждый хотел стать частью марафона, чтобы показать миру настоящий Ливан и ливанцев, их желание жить в мире и гармонии.

4:44

В октябре 2003 года 6 000 бегунов 49 национальностей уверенно вышли на старт. В этот раз прозвучавший выстрел был сигналом для бега в гармонии, чтобы измениться.

5:05

Марафон рос. Как и политические проблемы. Несмотря на все бедствия, марафон объединял людей. В 2005 убили премьер-министра, и война в стране затихла, так мы смогли организовать пятикилометровый марафон United We Run. Более 60 000 человек пришло на старт, на них были простые белые футболки без каких-либо политических слоганов. Это стало поворотным моментов для марафона, люди стали считать его платформой мира и единства.

5:51

С 2006 по 2009 наша страна, Ливан, пережила крайне нестабильный период своей истории: набеги и убийства почти довели нас до гражданской войны. Страна снова разделилась, парламент подал в отставку, у нас не было президента и премьер-министра в течение целого года. Но у нас был марафон.

6:19

(Аплодисменты)

6:25

С помощью марафона мы осознали, то политические проблемы можно преодолеть. Когда оппозиция решила перекрыть часть центра города, мы просто поменяли маршрут. Протестующие стали болельщиками. Они даже организовали ларьки с соком.

6:50

Знаете, марафон стал действительно уникальным. Он завоевал уважение не только ливанцев, но и международного сообщества. В ноябре 2012 года более 33 000 бегунов 85 национальностей вышли на старт, но на их пути встала непогода: была гроза, шёл сильный дождь. Улицы затопило, но люди не хотели упускать возможность побыть частью подобного мероприятия.

7:25

Бейрутская ассоциация марафона расширялась. Мы приглашали всех: молодых и старых, инвалидов и умственно отсталых, слепых, сливки общества, бегунов-любителей и даже мамочек с детками. Мы бегали в защиту окружающей среды, против рака груди, из-за любви к Ливану, ради мира, да и просто ради самого бега.

7:50

Первый ежегодный марафон в защиту прав женщин, единственный в нашей стране, завершился несколько недель назад. В нём участвовали 4 512 женщин, включая первую леди страны. Но это только начало.

8:13

Спасибо.

8:15

(Аплодисменты)

8:17

БАМ поддерживала благотворительные организации и волонтеров, помогающих изменить Ливан, собирая средства и вдохновляя людей делать пожертвования. Идея отдавать и делать добро стала заразительной. Мы разрушили стереотипы. Новаторы и будущие лидеры появились по всей стране. Я верю, что они сделают всё для строительства мира.

8:49

БАМ приобрела такой авторитет в нашем регионе, что официальные представители таких стран как Ирак, Египет и Сирия попросили нас помочь им в организации подобного спортивного мероприятия. Сегодня наш марафон — крупнейшее спортивное мероприятие Среднего Востока, но что более важно, это платформа надежды и сотрудничества в таком хрупком и нестабильном уголке мира. От Бостона до Бейрута мы остаёмся едины.

9:30

(Аплодисменты)

9:36

За 10 лет в Ливане, начиная от национального марафона или других мероприятий и заканчивая небольшими местными забегами, мы осознали, что люди делают это на благо будущего. В конце концов, создать мир не то же самое, что пробежать спринт. Это больше похоже на марафон.

9:58

Спасибо.

 

Читайте также на Зожнике:






 

ЛУЧШИЕ РАЦИОНЫ
НОВЫЕ РЕЦЕПТЫ
ИНТЕРЕСНЫЕ БЛОГИ